Самые лайкнутые страницы

Симфония жизни

Духовность и мудрость

Исаак Сирин

О жизни с Богом в сердце и О пути преодоления темных соблазнов

Исаак Сирин цитаты изречения

е-Коуч   Эмфографика   Советы для жизни и бизнеса

Один мир, один путь     

 

 Исаа́к Си́рин (Сирянин, Сириянин) Ниневи́йский — христианский писатель-аскет, жил в Ассирии и Сирии в VII веке. Святой, был канонизирован в Православной церкви.

 

Ты и Бог

Если просишь чего у Бога и Он медлит услышать тебя вскоре, не печалься, потому что ты не премудрее Бога.

Непрестанно открывай немощь свою перед Богом, и не будешь искушаем чуждыми.

Не хвались никогда в речах своих делами своими, чтобы не быть посрамленным. Все, чем хвалится человек, Бог изменит, чтобы тот научился смирению.

Не может человек увидеть красоты, сокровенной внутри его, прежде нежели уничижит всякую красоту извне себя и возгнушается ею. Он не может искренно воззреть к Богу, доколе не отречется совершенно от мира. Уничижающего и умаляющего себя упремудрит Господь. Отпадет от премудрости Божией тот, кто признает себя мудрым.

Приучи себя к непрестанному труду молитвы пред Богом, в сердце, носящем помысел чистый, исполненный умиления, и Бог сохранит твой ум от нечистых и скверных помыслов.

Сообразна с житием твоим должна быть и молитва твоя. Ибо тому, кто привязан к земному, невозможно домогаться небесного, и тому, кто занят мирским, нет возможности просить Божественного; потому что пожелание каждого человека показывается делами его; в чем показывает он свое рачение, о том подвизается в молитве. Кто желает великого, тот не бывает занят маловажным.

Даже если кто-то являет собой верх добродетели, если он молится не как грешник, молитва его отвергается Богом.

Приноси Богу прошения твои сообразно величию Его, чтоб возвысилось пред Ним достоинство твое, и Он возрадовался бы о тебе. Если кто попросит у царя небольшое количество грязи: то не только обесчестит себя ничтожностию прошения, как выказавший большое неразумие, но и царю нанесет оскорбление своим прошением. Так поступает и тот, кто в молитвах просит чего-нибудь земного. Ангелы и Архангелы эти помощники Небесного Царя смотрят на тебя во время молитвы твоей, внимая тому, чего просишь ты у Владыки их: они удивляются и радуются, когда увидят, что составленный из земли, оставя плоть свою, просит небесного; напротив того они огорчаются на того, кто, оставив небесное, просит своей грязи.

Нечистота молитвы заключается в следующем: если в то время, когда твой ум готовится к молитве, к ней примешается какая-либо посторонняя мысль или мечтание о чем-либо, тогда такая молитва не называется чистою, потому что ум вознес ее на жертвенник Господень не от чистых животных. Сердце есть духовный жертвенник Божий.

О всяком деле, если делаешь оное без размышления и исследования, знай, что оно суетно, хотя и благоприлично; потому что Бог вменяет правду по рассудительности, а не по действованию нерассудительному.

Пост есть оружие, уготованное Богом… Если постился Сам Законоположник, то как не поститься кому-либо из обязанных соблюдать закон? До поста род человеческий не знал победы и диавол никогда не испытывал поражений. Кто пребывает в посте, у того ум непоколебим.

Пост напоминает стяжавшему его заповеди Духа. Он есть посредник ветхого закона и благодати, данной нам Христом. Кто нерадит о посте, тот и в других подвигах расслаблен, нерадив, немощен, показывает тем начало и худой признак расслабления души своей, и воюющему с ним дает случай к победе, так как нагим и безоружным исходит на подвиг, а потому явно, что выйдет из борьбы без победы, потому что члены его не облеклись в теплоту алчбы в посте.

Не оставляй дела Божии ради лицеприятия человеку.

Живи с Богом в сердце

Путь Божий есть ежедневный крест. Никто не восходил на небо, живя с прохладцей.

В том и добродетель, чтобы человек не занимал ума своего миром.

Страшен бесам, возлюблен Богу и Ангелам Его тот, кто с горящею ревностию днем и ночью взыскует Бога в сердце своем и искореняет из него прилоги, посеваемые врагом.

Страсти искореняются и отгоняются непрестанным поучением о Боге: это тот меч, который убивает их.

Страсти отвращать лучше памятованием добродетелей, нежели сопротивлением, потому что страсти, когда ты начинаешь с ними бороться, отпечатлевают в уме свои образы и подобия. Брань сия приобретает великую власть над умом, сильно возмущая и приводя в смятение помышления. Если же поступить по первому вышесказанному правилу, то не оказывается в уме и следа страстей по отгнании их.

Когда начинает кто при тебе пересуждать брата своего, сделай печальным лицо свое. Как скоро сделаешь это, и перед Богом и перед ним окажешься охраняющимся.

Побеждаемый снова да восстанет на борьбу с своими супостатами… до самого исхода своего из мира сего… да не прекращает брани до самой смерти… Лучше быть нам осужденными за некоторые дела, а не за оставление всего.

Храни себя от самомнения во время добрых в тебе изменений. Немощь свою и невежество свое относительно тонкости сего самомнения рачительно открывай Господу в молитве, чтобы не быть тебе оставленным и не искуситься в чем-либо срамном, потому что за гордостию следует блуд, а за самомнением обольщение.

О любви

Любовь к чему-то вещественному подобна наводняемому дождем потоку, течение которого прекращается с оскудением составляющего его вещества. Любовь же к Богу подобна бьющему из земли источнику; потоки его никогда не иссякают.

Любовь к Богу рождается от беседы с Ним; беседа с Ним ‒ от безмолвия; безмолвие ‒ от нестяжания; нестяжание ‒ от терпения; терпение ‒ от ненавидения похотей; ненавидение похотей ‒ от страха геенны и чаяния блаженств.

Если же хочешь обратить кого к истине, то скорби о нем, и со слезами и с любовию скажи ему слово или два, а не воспаляйся на него гневом, и да не увидит в тебе признака вражды. Ибо любовь не умеет гневаться и раздражаться на кого или укорять кого со страстью. Указанием любви и ведения служит смирение, которое рождается от доброй совести о Христе Иисусе, Господе нашем.

Не питай ненависти к грешнику, потому что все мы повинны; и если восстаешь на него ради Бога, то плачь о нем. И почему ты ненавидишь его? Ненавидь грехи его ‒ и молись о нем самом, чтобы уподобиться Христу, который не презирал грешников, но молился о них.

Молись о грешниках, скорбя о них всем сердцем, и отверзется источник милости пред прошениями твоими.

Подлинно чист сердцем тот, кто всех людей видит хорошими, и никто не представляется ему нечистым и оскверненным.

  

 

Через тернии к Богу

Сокрушению предшествует гордыня, а дарованию смирение.

Не тот любит добродетель, кто с борением делает добро, но тот кто с радостию приемлет последующие за тем бедствия.

Воздаяние бывает не добродетели и не труду, но рождающемуся от них смирению. И если такового не бывает напрасны все труды и все добродетели.

Не тогда будем печалиться, когда упадем, но когда закосневаем в том, потому что падают часто и совершенные, а коснение в нем есть совершенное омертвение.

Всякую вещь красит мера. Без меры обращается во вред и почитаемое прекрасным.

Насколько ум удаляется от многословия, настолько он просвещается в разборе помышлений. От многословия теряет эту способность и самый сильный ум.

Начало помрачения ума прежде всего усматривается в лености к Божией службе и к молитве.

Всякая молитва, в которой не утруждалось тело и не скорбело сердце, вменяется за одно с недоношенным плодом чрева, потому что такая молитва не имеет в себе души.

Как художник, рисующий воду, не может ей напиться, так и слово, неподкрепленное делом, бесполезно.  >>>

Когда мир вполне обнажит человека и вынесет его из дому его в день его смерти, тогда познает человек, что мир ‒ льстец и обманщик.